Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

"Наши спецслужбы подобны китайцам…"

Эксклюзивное интервью "Агентуре" Александра Проханова

фото с сайта http://andrey-morozov.narod.ru 

Говорят, банкиру и председателю жюри премии "Национальный бестселлер" Владимиру Когану попало в администрации президента за то, что Коган лично способствовал победе в этом престижном конкурсе писателя Александра Проханова. Роман Проханова "Господин Гескоген" по счастливой для нас с вами случайности посвящен спецслужбам. Интересно, кто получил большее удовольствие - Проханов, получая крупную литературную премию из рук крупного же еврея-капиталиста, или еврей-капиталист Коган, вручая эту премию писателю Проханову? 

Проханов передал свои деньги в фонд Эдуарда Лимонова. Проханов издается в издательстве "Ад Маргинем" - один автор этого издательства уже сидит (упомянутый Лимонов), против второго возбуждено уголовное дело (Владимир Сорокин). Проханов продолжает фантазировать на тему "мы и спецслужбы". Потому это интервью, которое он дал "Агентуре", мы публикуем без купюр. Пусть это будет еще одним его литературным произведением. 

- Как вы формулируете для себя историю советских спецслужб?

- История спецслужб в советское время началась по-настоящему с Берия. Так как ни Дзержинский, ни Меньжинский, ни даже Ежов не были представителями спецслужб с большой буквы, они не несли в себе идеи большого проекта, они были всего лишь государственной функцией. Именно Берии Сталин поручил разработку таких тем и таких проектов. Это были более чем государствообразующие проекты, они были метафизическими проектами, космическими, геополитическими. Берия стал куратором этих проектов, а по существу он стал хозяином суперинформации. Для спецслужб открылась новая сфера.

Когда скончался Сталин, Берия естественно должен был стать главой страны, в этом была логика, ибо все, чем он занимался - он строил государство второй половины ХХ века. Недаром распространена такая мифология, что у Берия были идеи крупных реформ страны после Сталина. Он хотел реформировать эту монопартийную структуру, дать ей больше власти, гибкости и пустить в этот рациональный организм элемент иррациональности. 

Партия, почувствовав угрозу со стороны спецслужб, разгромила Берию, а вместе с ним умерла и ведущая роль спецслужб в истории советского государства. Хрущев действовал со стороны абсолютно управляемой, аморфной и к тому моменту абсолютно деилогизированной партийной структуры, приспособленцев, хотя еще не перерожденцев. Они действовали против спецслужб Берия, которые несли в себе генезис развития. До сих пор бытует мнения, что СССР накапливал колоссальные знания - в шарашках, на космодромах, в институтах, - которые должны были перерасти в качество, дать то, что мы называем геном человека. И произошел разгром спецслужб. Не только оперативников, но и теоретиков.

Партия думала, что она победила. Но странным, имманентным образом Андропов, который был человеком партии и был делегирован в госбезопасность, чтобы пресечь марш органов в политике, он сам неожиданно для себя заразился этим сифилисом спецслужб. Он стал разведчиком с большой буквы. Про Андропова в свое время рассказывали, что он очень много времени проводил в изучении, и как малообразованный партийный функционер, став руководителем госбезопасности, погрузился в огромную клоаку знаний, госбезопасностью накопленных. Он сам читал показания академиков, доклады. Постепенно он, будучи перввым лицом госбезопасности, решил стать первым лицом в стране. И стал. И это был реванш спецслужб. Партия хотела подавить спецслужбы, наводнив ее своими функционерами, а спецслужбы их переварили, ассимилировали. Как китайцы. И они в лице Андропова победили партию.

И в этом смысле Андропов, который был генсеком, на самом деле просто напялил на себя балахон генсека. Скорее он был именно представителем спецслужб. И он опять затевает реформы. Был сформирован так называемый кружок Андропова, неформальный закрытый клуб, где воспитывались люди, журналистский корпус, референты генсеков, мидовцы, политологи, туда входил молодой Примаков, Арбатов, Бовин, деятели культуры, интеллектуалы. Так готовился кадровый ресурс будущей перестройки. Это росли крупные технократы, и центром этого кружка был сам Андропов. И там затевалась эта реформа, какая - неизвестно. Масса домыслов была об Андропове, были даже слухи, что он масон. Так или иначе, но от него исходили мощные флюиды. Горбчевская реформа без сомнения несла в себе андроповские черты, недаром их связывают. Просто страна после Андропова взяла себе маленький тайм-аут, а потом этот тайм-аут сменился бурными реформами Горбачева. Он, конечно же, не является по своему складу рофрматором, он достаточно пустой и плоский человек. Он протектор, он защищал эти реформы, и в его время стал действовать весь кадровый ресурс Андропова.

И по моему глубокому убеждению, в тот горбачевский период произошло удивительное явление, о нем практически не говорят. Это так называемая конвергенция разведок. Когда возникла разрядка, нашим двум странам надо было балансировать по своему уровню вооружения, потому и начался переговорный процесс. Две военные мегамашины и некая референтная группа, некий штаб переговоров, который и состоял из представителей разведслужб (им надо было контролировать эти переговоры). И если до реформ мы подогревали ненависть друг к другу и под это дело подгоняли уровень вооружения, то в ходе реформ возникли другие задачи. Надо было сделать прозрачным оба этих процесса. Чтобы люди для начала знали, каков сам этот уровень взаимной ненависти. И всем этим и занимались разведки. И вот во время этого переговорного процесса сформировался некий интернационал разведок. Правда, они уже к тому времени были достаточно близки друг к другу, были некие джентльменские правила работы, правила игры…

-  Они, может быть, просто уже сформировались к тому моменту. Ведь в 30-е годы никаких особых взаимных правил не было, война была гораздо большая, чем в будущем, в 70-80-е годы

- Но все-таки разведчики всегда друг друга почитали. Так вот, свершилась конвергенция разведок, то есть, грубо говоря, они договорились. А ведь это были не оперативники и не агенты, это были стратегические разведчики, они договорились в принципе, договорились каким-либо образом менять ситуацию в мире. И СССР был сдан этими разведчиками. Потому что такие операции, как объединение Германии, могли проводить только разведка, это сложнейший геополитический проект. Я помню, я был в тогда в Германии, говорил с людьми из "Штази", и они были в ужасе, что их просто сдают. Проект революций в Восточной Европе, создание Народных фронтов в Прибалтике - это все госбезопасность. Причем это было сделано даже не из подрывных соображений, это была тактика.

- А зачем они это сделали?

- Во-первых, общество монопартийное трансформировалось в плюралистическое общество с многопартийной системой. Жириновский был создан Крючковым, и все партии были созданы госбезопасностью под ее контролем. Эта была идея КГБ. Постепенное отпускание вожжей. Это входило в контекст. Надо было снять тогдашнее жуткое противодействие мегаструктур. Из той ситуации и вытекали соглашения в Рейкъявике. Затем было начато создание плюралистической буржуазной экономики, этим тоже занимались спецслужбы. Создание СП, вообще фирм с зарубежным капиталом. Ведь в эти структуры сажали прежде всего чекистов. 

- Они просто отпустили вожжи или все-таки занимались этим сами и контролировали процесс?

- Конечно, занимались. Вот возьмите принцип работы СП. КГБ в него закачивало деньги, туда ставили какого-нибудь полковника, и он учился торговать. Создавалась некая буржуазная ячейка. И таких ячеек была масса. Посмотрите, сейчас все крупные банки - чекистские, вся крупная буржуазия набита чекистами.

А потом все рухнуло. Я не думаю, что все было задумано в КГБ. Хотя если вдуматься, сама идея отсоединения России, русского фактора в реформах с точки зрения империи - это был подрывной акт. Случилось это потому, что недомыслили, недодумали. А может быть, это была прямая западная агентура. Ведь во время переговоров американская разведка, я думаю, могла абсолютно перевербовать всю советскую разведку и осуществлять собственные оргмероприятия в недрах советского общества.

- Вы уверены в качестве американской разведки на тот момент, и что американские спецслужбы были способны на такое?

- Я думаю, они были способны перевербовать элиту. И все что потом делало КГБ, оно делало отчасти и как завербованная спецслужба. Сейчас новый период, распад, хаос, стремительная фрагментация всего общества. Сейчас создан миф о спецслужбах. После того, как к власти пришел Ельцин, казалось, что спецслужбы опять были отодвинуты на второй план: чистки госбезопасности, рассказы о "монстре КГБ". 

И вдруг новый поворот - к власти пришел Путин. Он тоже не появился из ниоткуда. Он пришел из той, андроповской кадровой системы. Брошенные в послесоветское общество разведчики массированно наполнили рыночные структуры. И не только бизнес, но и управление, консалтинг. Все аналитические цнетры сегодня - это спецслужбы. Они и при Ельцине, несмотря ни на что, оставались хозяевами положения. У Ельцина была луженая глотка, а у них были мозги. И когда надо было сменить Ельцина на что-то другое, именно спецслужбы провели эту операцию по приводу Путина к власти.Они ведь не выбрали партиарха Алексия или Ниткиту Михалкова, а ведь ходили и такие разговоры. Митрополит Кирилл хотел стать президентом. Это шутки конечно. 

И Путин вполне соответствует своей роли. Он - функция этого огромного аргумента, находящегося в расколотом состоянии. И этот аргумент - вовсе не ФСБ. ФСБ сегодня - это жалкая организация. Вся настоящая "Спецслужба" давно вышла из ФСБ и сидит в банках, в креслах губернаторов и управленцев из администрации президента, наводняет страну в целом. 

- То есть, вы считаете, что настоящие, качественные чекисты, они ушли из ФСБ и осели в бизнесе?

- Они осели везде: в бизнесе, политике, культуре. И при этом они остались спецслужбистами. Может, наконец, реализовалась мечта Берии и Андропова, которые хотели осуществлять эту масштабную социально-экономическую реформу не руками партийцев, а своими руками.

- А нынешние спецслужбы, что конкретно они хотят реформировать?

- "Они" - это не спецслужбы. Буквально спецслужбы - это достаточно дисперсная, раздробленная корпорация, к тому же малоэффективная. А спецслужбы с большой буквы - они инкорпорированы в общество в целом. Сама Россия - есть огромная спецслужба. С одной стороны братки и мафиозные политики, а с другой - спецслужбы. И эти спецслужбы на самом деле ничего не хотят. На мой взгляд, они потеряли идею большого проекта, они во многом корумпированы, они по-прежнему несут идею реванша над той шушарой, которая пробилась к власти в начале 90-х. Максимум, что они хотят - это реализовать тот вымороченный и деградировавший, потерявший свою глобальную философию, проект по снятию железного занавеса. Который сейчас выродился в изнурительное и пошлое встраивание России в мировой, читай "американский", контекст. Теперь те великие идеи утонули в постоянной сдаче позиций. 

- А что касается узкоспециальных организаций спецслужбы, как вы оцениваете их качество сегодня?

- Сказать, что оно ниже среднего - ничего не сказать. Качества просто нет. Когда-то туда залезли олигархи и до сих пор оттуда не вылезли. Пока спецслужбы лишь гонят туфту, создают дополнительный хаос - везде лезут, портят все своей некомпетентностью, подмораживают общество, прелседуют писателей. А экономика на грани срыва, идет деградация. 

- А как вы расцениваете то, что спецслужбы США могут быть, еще в более жутком положении чем наши?

- Почему они в жутком состоянии? Потому что они проворонили теракт в Нью-Йорке? Они его не проворонили. Они в нормальном состоянии. Близнецов взорвали сами американские спецслужбы, и с этого начался огромные передел мира, это дало американцам шанс. Они очень неплохо работают.

- Как вы относитесь к тому, чтово всем мире постоянно появляются публикации о неких орденах, мировых правительствах?

- Такие структуры, конечно же, есть. Параполитические структуры, даже квазиполитические. И они должны быть, они были и есть во всяких обществах - от древних до самых современных. Это клубы влиятельных людей, ведь влияние - оно сильнее власти. И влияние - это целая сфера проявления общественных институтов, кланов, религиозных сект. И мировые правительства - это те клубы влияния, которые есть.

- Ваша книга "Господин Гексоген" построена на этом, на вере в такие структуры. Это фантазия или вы верите в реальность существования такой группы в России?

- Это фантазия, которая оформляет довольно большой эмпирический опыт. Просто эти события, они же не из кармана взяты, и это не хаотический набор событий, это ряд, алгоритм, определенная логика. Таким образом события могла выстроить только некая суперорганизация. Кто эта организация? Может быть, это Союз писателей? Или это наше формальное правительство? Нет, коненчо. Это параполитический удивительный организм неформальных хозяев страны, куда входят семья, олигархи, бизнесмены и медиа-жокеи. И представители спецслужб. В этом смысле эта группа является орденом.

Я не очень сейчас оперирую теориями масонских заговоров, слишком уж она заезженная и папертью отдает. И в ней нет ничего серьезного. Но, согласитесь, некая метафизика в мире все же есть.

- У вас есть предположение, чем все это закончится?

- Я жду в ближайшее время большого толчка. Нынешний воз управления мира очень непрочен, он шатается. Он может пасть - не дай бог, ведь он падет и на наши головы. И тогда хаотизация может вызвать более свободные формы развития, в том числе и в России. У нас есть потенциал. Он может реализоваться. Но сначала должна произойти катастрофа. 

Марина Латышева

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->