Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

  

Бомба для России 

Под Челябинском строится самая большая в мире мишень для террористов - склад ядерной начинки из советских боеголовок

Марина Латышева /Опубликовано в "Версии" 1.07.03/

После того как противники времён холодной войны СССР и США начали разоружаться, у них появилась новая головная боль: куда девать ядерную начинку ракетных боеголовок? В России строят для них отдельное огромное хранилище на территории ПО "Маяк" близ Челябинска, рядом с также строящейся Южно-Уральской АЭС. Ввод в строй первой очереди хранилища ожидают уже осенью. 

Между тем до сих пор толком про этот проект никому ничего не известно. Государственные организации, которые обычно курируют подобные строительства, от участия в проекте почему-то были отстранены. 

"Версии" удалось достать некоторые документы, касающиеся челябинского хранилища. И наши эксперты, которых мы попросили прокомментировать эти данные, в один голос сказали, что аналогов челябинской стройке в мире действительно, как и утверждают атомщики, нет. После окончания строительства в самом центре России появится огромная бомба, которая может взорвать всю страну. 

Кто даёт деньги

Идея этого хранилища родилась в начале 90-х. В середине 90-х разработку проекта поручили санкт-петербургскому институту ВНИПИЭТ (Всероссийский проектный и научно-исследовательский институт комплексной энергетической технологии). 

Сначала хранилище хотели строить рядом с Сибирским химическим комбинатом, но местные власти заартачились и сумели избавить регион от такой чести. Тогда решено было перенести стройку в Челябинскую область. Кстати, здесь располагается крупнейшее ядерное предприятие России ПО "Маяк" (согласно данным экологов, самое грязное место на планете), а также, как уже упоминалось, идёт строительство Южно-Уральской АЭС. 

Разработанный проект предполагал следующее: сооружение хранилища ведётся в несколько очередей. Первая очередь — сооружение приёмника на 50 т. Всего же в Челябинской области разместят около 400 тонн оружейного плутония и урана. Хранить отходы будут 100 лет. В течение этого времени они могут быть извлечены и переработаны. 

По некоторым данным, общая стоимость проекта — 1,2 млрд. долларов, из которых 400 млн. долларов будет выделено из российского бюджета, остальное выделит американская сторона. Это, собственно, и представляется как главная причина участия американцев в этой эпопее. В России свободных миллиарда с лишним долларов на решение проблемы разоружения нет. И в США были очень обеспокоены тем, что плутоний и уран, не помести их в хранилище, в любой момент могут вернуться туда, откуда их извлекли. Потому в Америке согласились финансировать это строительство. 

Оно ведётся на основе специальных соглашений между РФ и США о предотвращении распространения оружия и между Минатомом России и департаментом обороны США об обеспечении сохранности материалов, обучения и услуг в связи со строительством безопасного и экологически надёжного хранилища для расщепляющихся материалов. 

Проект был готов, осталось его только утвердить. Тут и начались странности. 

Вывод из-под контроля

Атомная энергетика в России находится в ведении профильного министерства — Минатома. А также некоторых специально созданных государственных структур. Это, например, Госатомнадзор, независимый от Минатома и проверяющий в том числе безопасность на атомных станциях и грамотность всех проектов новых АЭС. Но все военные ядерные объекты (будь то подводные лодки с ядерными реакторами на борту или отработанное топливо этих реакторов, а уж тем более плутоний и уран из ракет) находились в ведении военных, то есть Минобороны. 

В сентябре 1993 года президент страны Борис Ельцин подписал специальное распоряжение, согласно которому Госатомнадзор обязан требовать обеспечения безопасности на ядерных объектах от всех, в чьём ведении таковые имеются, — и Минатома, и войсковых частей Минобороны. Таким образом, Госатомнадзор получал хоть какой-то шанс понять, что творится у военных. 

Но в конце июля 1995 года Борис Ельцин неожиданно подписывает совсем иной документ — постановление о выведении Госатомнадзора из военной сферы. Говорят, что подпись президента на этом постановлении, исключающем то, что он подписал раньше, появилась после нескольких визитов к президенту тогдашнего министра обороны Павла Грачёва. Случилось это ровно в тот момент, когда проект строительства огромного хранилища в Челябинске находился в стадии утверждения. 

Госатомнадзор проект так и не получил. И его благополучно утвердили без него. 

Игра в прятки

Между тем проект, который не несет на себе грифа секретности, держится в глубокой тайне даже от специалистов, имеющих к нему отношение. Ни экологи, ни сотрудники надзирающих организаций, ни даже власть до сих пор так и не видели проекта. Депутаты Госдумы, в частности фракция "Яблоко", много раз требовали провести экологическую экспертизу и заодно ознакомить с проектом их самих как народных избранников. Ответа они не получили. 

Удивляются не только в нашей стране. Три года назад американский департамент энергетики, зная, что со стороны США проект курирует Пентагон, возмутился ненужной секретностью и обратился в Российский Зелёный Крест с просьбой рассмотреть вопрос организации общественной экспертизы качества строительства и проектной документации. К сожалению, мы не знаем, получили ли документацию по этому проекту американские специалисты. Но совершенно точно известно, что экспертизы не было. Год назад, в июле 2002 года, представители норвежской экологической организации "Белуна" обращались в Пентагон с просьбой прокомментировать ситуацию вокруг хранилища. На неоднократные запросы, посланные в Пентагон по электронной почте, сотрудники департамента либо не отвечали, либо присылали с опозданием в несколько дней ответ: "Без комментариев". 

Между тем хранилищем уже начали интересоваться люди, весьма сведущие в вопросах безопасности. В распоряжении "Версии" есть несколько писем в разные инстанции, подписанных руководством научно-исследовательского информационно-аналитического центра "Стратегия будущего". Офисы центра располагаются на Лубянской площади, а сам центр — это отставники КГБ и бывшие прокурорские работники. Авторы этих писем крайне резки в своих претензиях и прямо говорят о том, что это хранилище повредит стратегической безопасности России. Не просто окружающей среде, а именно безопасности страны. 

А пока экологи и государственные чиновники пытаются добиться проверки проекта или хотя бы права взглянуть на сам проект, строительство идёт к концу. В начале 2001 года была информация, что пуск приёмника первой очереди состоится в октябре 2002 года, но этого не произошло, и час "икс" ожидается осенью нынешнего года. 

Плутоний в мешке

Данные, которые оказались в распоряжении "Версии" — проектная документация и некоторые чертежи, — мы попросили прокомментировать двух известных в атомной отрасли специалистов. Лев Максимов — учёный с мировым именем, более двадцати лет был главным физиком Новосибирского завода химических концентратов и занимался в том числе и разработкой технических заключений безопасности проектов в атомной промышленности. Владимир Кузнецов — бывший высокопоставленный сотрудник Госатомнадзора России, ныне директор программы по ядерной и радиационной безопасности Российского Зелёного Креста. Вот что они нам рассказали. 

Согласно проекту предполагается, что в одном хранилище будут сконцентрированы все выведенные из советских ядерных боеголовок запасы оружейного плутония и урана. По мнению Максимова, такой подход нарушает базовую концепцию о рассредоточении делящихся материалов. Такого, чтобы весь стратегический ядерный запас был сконцентрирован в одном месте, нет ни в одной стране мира. В этом смысле инициаторы проекта не грешат против истины, когда говорят, что аналогов будущему хранилищу нет. 

Владимир Кузнецов считает, что всему этому есть простое объяснение. Основная материальная нагрузка ложится на американский бюджет. В США понимают, что, если хранилищ запроектировать несколько, сумма затрат серьёзно возрастёт. Совершенно логично, что американцы экономят свои деньги. Вопрос: почему с такой экономией по-американски согласились российские атомщики? 

Плутоний и уран должны будут храниться в специальных контейнерах (около 25 тыс. штук), изготовленных в США. Часть этих контейнеров уже готова, завезена в Россию и размещена на территории производственного объединения "Маяк". Проектировались контейнеры совместными усилиями российских и американских специалистов. Но чертежи контейнеров недоступны даже нашим спецслужбам. По словам Максимова, ещё когда объект предполагалось разместить в Томске, местный начальник войсковой части ФСБ запросил головное ведомство как раз об этих самых чертежах и вскоре лишился своего поста. 

Обычно в хранилища ядерных материалов груз доставляется в специальных транспортных контейнерах, а затем в спецпомещениях хранилища содержимое контейнеров перегружается в ячейки. В челябинском проекте предусмотрена другая схема. Вскрывать поступающие транспортные контейнеры запрещено. Они должны быть помещены в ячейки вместе с содержимым. Охрана хранилища имеет право лишь просвечивать их, а если что-то показалось подозрительным, не вскрывать, а отправлять обратно. 

Вскрывать эти контейнеры в хранилище не имеют права ни при каких обстоятельствах. Даже при аварийной ситуации. В проекте учитываются аварии или подрывы взрывных устройств только до момента помещения транспортного контейнера с грузом в ячейки хранилища. Возможность аварийных ситуаций уже после помещения контейнера в хранилище в проекте просто не предусмотрена. 

Понимать это стоит так. Если в спецслужбы поступит информация о том, что в контейнере, который уже помещён в хранилище, заложено взрывное устройство, то придётся оставить всё как есть. Фактически экстренные действия по ликвидации аварии или аварийной ситуации запрещены. 

А теперь вспомним, что совсем недавно в ФСБ провели эксперимент по закладке муляжа взрывного устройства рядом и внутри предприятий Минатома, в частности в хранилище отработанного ядерного топлива на Железногорском горно-химическом комбинате рядом с Красноярском. И сделали это беспрепятственно, так "хорошо" у нас организована физическая охрана подобных объектов. Муляж пролежал на комбинате месяц, после чего уставшие от ожидания спецслужбы сами его забрали, а затем обнародовали результаты своего эксперимента. Был грандиозный скандал, но шумом в прессе всё и ограничилось. 

Запрет на осмотр контейнеров есть прямая угроза безопасности этого хранилища. Специалисты научно-исследовательского центра "Стратегия будущего" не исключают возможности прямой диверсии, например закладки в контейнеры взрывчатых боеприпасов с дистанционным управлением. Руководство центра написало письма в разные инстанции, требуя разобраться в происходящем. Но строительство продолжается. 

Тонкая крыша

Проектное решение хранить ядерные материалы прямо в контейнерах создаёт целую цепочку новых проблем.

Оборудовать склад такого объёма под землёй — крайне дорогое удовольствие. Поэтому его решили сделать наземным. Видимо, это делается опять же в целях экономии. Наземная часть будет оборудована специальным бетонным перекрытием. В проекте сказано, что бетонное перекрытие хранилища выдержит падение самолёта весом до 20 тонн, летящего со скоростью 200 м/с. Проблема только в том, что все пассажирские самолёты современной России более тяжёлые и более скоростные. Например, Ил-86 (взлётная масса 167 тонн, крейсерская скорость 850 км/ч), Ту-154 (100 т, 860 км/ч) или самый маленький пассажирский самолёт России Ту-134 (47 т, 820 км/ч), не говоря уж о разнообразных "Боингах". То есть, по сути, хранилище не выдержит падения ни одного из современных самолётов. Со всеми вытекающими возможными последствиями в виде гигантского по мощности взрыва всего того, что когда-то было советским ядерным оружием. 

Наконец, последнее и самое интересное. В проекте любого объекта атомной энергетики есть такое сооружение, как приточно-вытяжной вентиляционный центр. В проекте хранилища вентиляционный центр расположен в 4—6 км от самого хранилища делящихся материалов. То есть предполагается, что размер зоны поражения при аварии будет более значительной, чем указывается в самом проекте. В случае аварии воздух будет заражён радиоактивными веществами, и только поэтому проектанты установили вентцентр от потенциального источника радиоактивности при возможной аварии на столь значительное расстояние, чтобы воздух оставался относительно чистым. Но если контейнеры герметичны и безопасны, как утверждают их разработчики, зачем вообще нужны такие протяжённые вентиляционные воздуховоды? Кроме того, и сами контейнеры не прошли обязательной государственной сертификации, установленной для такого оборудования в соответствии с федеральными нормами и правилами по безопасности в атомной энергетике. Всё это, по мнению Владимира Кузнецова, очень странно. 

Вопросы, на которые должен быть ответ

Лев Максимов считает, что эти странности проекта — злой умысел. По его словам, уже есть оружие космического базирования, способное из космоса поражать нейтронным импульсом подобные объекты (у истоков разработок этого фантастического оружия стоял отец водородной бомбы Теллер). В этом смысле гигантское наземное хранилище ядерных материалов в густонаселённом регионе России — прекрасная мишень. 

Владимир Кузнецов не склонен к конспирологическим теориям и объясняет всё, в частности, желанием американской индустрии измотать российскую атомную промышленность. Что мешает международным организациям или тем же США заявить, что такая конструкция хранилища не соответствует современным нормам, и потребовать его переделки? И придётся переделывать. А 400 млн. долларов для российского бюджета — это всё-таки не то же самое, что 800 миллионов для бюджета американского. 

Но оба наших эксперта сходятся в том, что, если верить документам, всё это строительство и его проект требуют как минимум гласной экспертизы специалистов, чтобы получить ответы на все эти вопросы. 

А как максимум, на взгляд Льва Максимова, — внимания к происходящему сотрудников прокуратуры и правоохранительных органов. Чтобы понять, как такой проект вообще оказался возможен. Зачем было строить новое гигантское хранилище, когда на территории страны есть готовые площади в скальных породах, по определению способные защитить склад ядерного материала от многих угроз? Почему это хранилище сделано наземным, когда никто в мире себе такого не позволяет? Почему создана система, которая облегчает возможность закладки в контейнеры взрывных устройств? Почему разработчики проекта открыто называют его безопасным, а негласно проектируют такие мощные аварии и не учитывают риска падения на крышу хранилища обычного пассажирского самолёта? 

Наконец, если экспертиза подтвердит правильность выводов наших консультантов, возникает самый главный и самый интересный вопрос. Кто позволил воплотиться в жизнь этому проекту и с какой целью? 

Разумеется, все эти ответы могут быть получены только после соответствующей экспертизы. Поэтому мы ничего не можем утверждать, можем лишь ставить вопросы. К сожалению, имеющиеся на сегодня ответы, исходящие из стен Минатома, примерно одинаковы. Поскольку страна должна знать своих героев, мы приводим цитаты из типовых комментариев чиновников. 

"Мы строим сегодня хранилище для оружейного плутония на ПО "Маяк". Оно стоит 400 млн. долларов. Их надо затратить, чтобы его построить. Даже если мы используем старые хранилища Министерства обороны, их всё равно нужно привести в соответствие с сегодняшними требованиями по ядерной и радиационной безопасности". Экс-министр по атомной энергии Михайлов В.Н., Информационный бюллетень ГД № 96 (238), 1997 год. 

"...Степень безопасности хранилища в Челябинске отвечает сегодня всем мировым стандартам и опережает в этом все аналогичные хранилища, существующие в мире". Из стенограммы выступления в Госдуме министра РФ по атомной энергии России Румянцева А.Ю., март 2003 года. 

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->