Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

Сын за отца не отвечает. Если только сам не захочет

Марина Латышева, Версия 4 марта 2002

Дед и прадед Валерии Новодворской - профессиональные революционеры

Они были первыми советскими воздушными террористами. В октябре 1970 года Пранас Бразинскас и его сынАльберт Вайль вылетели на самолете "Аэрофлота" из Батуми, захватили самолет и, убив стюардессу, вынудили пилотов изменить маршрут и лететь в Турцию. Турки не выдали угонщиков, террористы отсидели пару лет, потом были амнистированы и уехали в США. А на прошлой неделе Пранас Бразинскас погиб от руки своего сына. Его, 77-летнего старика, 46-летний Вайль забил до смерти.

Рядовая американская бытовуха, она привлекла внимание широкой мировой общественности исключительно тем, что убитый и убийца считались политическими беженцами, первыми из многих.

К сожалению, кроме фильма "Мама" - саги о семье угонщиков Овечкиных, эта история - единственный пример, когда общество задумалось на тему "террористы и их дети".

Папа и сын - за "незалежну Украину"

Один из самых известных террористов Украины - Роман Шухевич (он же - "генерал-хорунжий" Тарас Чупринка). Председатель провода Организации Украинских Националистов (ОУН), командир Украинской Повстанческой Армии (УПА). Вплоть до 1950 года он вел партизанскую войну с частями советской армии. Шухевич организовал несколько удачных покушений на советских руководителей, готовил теракты вМоскве. При этом "генерал-хорунжий" применял весьма неожиданную тактику - в то время, как офицеры НКВД искали его следы на Западной Украине, Шухевич прятался на черноморских курортах.

Его сын пошел по стопам отца. Юрий Шухевич с 1945 года воспитывался в детдоме, по чужим документам закончил среднюю школу, затем был осужден и двадцать лет отсидел в тюрьмах. В 90-е Юрий Шухевич пришел в политику. Сначала он стал одним из руководителейнеобандеровской УНА-УНСО. Еще в тюрьме он начал терять зрение. И слепой сын легендарного боевика стал символом возрождения украинского национализма. Затем Шухевич со своими партийными товарищами разошелся и основал на базе бывшего ДОСААФ новую организацию "Трезуб имени Степана Бандеры". Эдакие баркашевцы украинского разлива. Правда, пока не известно ничего, что позволило бы считать слепого украинца террористом…

Крепкая армянская семья

8 января 1977 года в Москве прогремело несколько взрывов. Террористы взорвали бомбу на перегоне между станциями метро "Первомайская" и "Измайловский парк". Вскоре сработала еще одна бомба - в урне на Никольской улице. В результате этих терактов погибло 7 человек и было ранено еще 44. В Москве началась паника. Силовые структуры Союза предпринимали нечеловеческие усилия по поиску преступников. Во взрывном устройстве в перегоне метро, в чугунной утятнице, набитой смесью аммонита и пшеничной муки, в качестве часового механизма использовался будильник, сделанный на ереванском часовом заводе. По нему и ухитрились найти террористов.

Арестованы были Степан Затикян, Акоп Степанян и Завен Багдасарян, как сообщалось тогда в газетах, члены террористической группы "Дашнакцутюн", добивавшиеся отделения Армении от СССР. Лидером группы был Затикян. Он дружил со знаменитым диссидентом Поруйком Айрикяном и даже женился на его сестре Соне. Он уже сидел в тюрьме за свое диссидентство, затем работал сборщиком трансформаторов на Ереванском электромеханическом заводе. Террористов судили и приговорили к расстрелу спустя два года после взрывов.

Семья Степана Затикяна была крепкой армянской семьей. Об этом мне уже в наши дни рассказал один из бывших участников следствннной группы КГБ: "Сона была настоящей армянской женой. Преданной и верной, она ни в чем не участвовала, политических взглядов мужа не разделяла и вообще мало интересовалась политикой. Наверное, первые подозрения у нее появились, когда ее допрашивали об утятнице, еще не подозревая мужа, а затем они обнаружила пропажу домашней утятницы. И она начала скрывать многие факты".

Поруйк Айрикян, его сестра Сона и ее дети уехали в Канаду. После перестройки Айрикян вернулся в Армению и даже баллотировался в президенты. В Парламенте Армении, где есть фракция "Дашнакцутюн", никогда не вставал вопрос о том, чтобы поднять архивы КГБ и выяснить правду - многие не верили, что этот взрыв был делом тех, кого потом расстреляли. По нашим данным, и сын и дочь Затикяна (сейчас им около 30-ти) не верят в виновность отца.

Культурное дно детей революции

Удивительно, но все самые известные советские диссиденты оказались детьми и внуками известных революционеров. Их родители были либо эсерами (а это, как известно, партия террористов), или видными большевиками (членами партии, придумавшей красный террор). Самая известная советская диссидентка - Валерия Новодворская. В 19 лет она организовала подпольную группу, желавшую насильственного свержения советского строя. Вскоре напечатала и распространила в Большом театре листовки со знаменитыми стихами "Спасибо, партия, тебе", за что была арестована и провела полгода в Лефортово.

Как рассказала "Версии" Новодворская, ее прадед Владимир Владимирович был профессиональным революционером, социал-демократом, организовал первую подпольную типографию в Смоленске. Дед Новодворской, Федор Владимирович, также стал революционером, воевал в коннице Буденного.

Об истории своей семьи и о взглядах предков Валерия Новодворская узнала лишь после тюрьмы. Валерия Ильинична отрицает, что красная юность родителей как-то повлияла на ее убеждения. Хотя то, что сама она революционер, она вовсе не отрицает. Партии удалось воспитать из нее, как она сама говорит, "настоящего коммуниста, хоть и с антикоммунистическим уклоном".

Юлий Даниэль. Его дядя, Карл Меерович, выросший в Литве и бывший пламенным революционером, взял себе псевдоним Либертен. Либертен был членом Коминтерна и однажды просто исчез. "Мы даже не знали, как он погиб", - рассказала мне вдова Даниэля Ирина Уварова. Его брат Марк, отец Юлия Даниэля, был известным советским еврейским писателем. Он писал о литовских революционерах, был автором знаменитой песни "Орленок, орленок".

Отец Андрея Синявского был не просто левым, а левым эсером, то есть, членом крупнейшей в России террористической партии. Они трижды сидел - студентом горного института при царе, затем как американский шпион во время гражданской войны, а потом уже в 50-е годы. Вдова Андрея Синявского Мария Розанова рассказала "Версии", что Андрей был благодарен отцу за его революционное прошлое, он считал революцию добром, которая потом обернулась злом из-за тех, кто пришел во власть. А отец смотрел на диссидентскую политическую и литературную деятельность сына с тайным восторгом.

И Мария Розанова, и еще одна известная диссидентка, сегодня преподаватель РГГУНаталья Садовская говорят, что они, диссиденты, себя считали левыми, а компартию Советcкого союза - правой. Но они признают, что для них их левизна была, прежде всего, эстетской. И левым для них был Маяковский, а не Ленин. Кстати, и Новодворская тогда обожала Маяковского, это сейчас она колет орехи его бюстом.

Дети российских революционеров сами не стали не то что террористами, но даже левыми политиками. Эти "дети" страшно далеки были от террора. Потому они просто не в состоянии были поверить в то, что их друзья, армянские диссиденты, могли устроить взрывы в Москве. Они были уверены, что эти взрывы - провокация КГБ. "Наши левые не знали ничего левее марксизма, они не знали ничего ни про Маркузе, ни про Сартра, - рассказывает Наталья Садовская. - Именно поэтому уже после перестройки, когда изоляция кончилась, а мы и европейские левые, наконец, познакомились, мы друг друга не поняли". Советские диссиденты даже представления не имели о том, что во второй половине 20 столетия самые яркие из их европейских единомышленников проишли к выводу, что левизна от терроризма неотделима.

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->